Роковая восьмерка это чистейшего вида драма. С вялотекущими разговорами, многочисленными панорамными кадрами, в которых ничего не происходит, ну и где-то на фоне всего этого медленно течет сюжет. Во время просмотра думаешь «Ну нафига так долго показывать пустое кафе?», «нафига показывать скучающего Сидни, который просто смотрит вперед и молчит», однако, в финале понимаешь, что по-другому просто не могло быть. Пол Томас Андерсон никогда не заботиться о хронометраже и динамичности фильма. Он, прежде всего, рассказывает историю, на своем сугубо авторском языке. Ему не шепчут на ухо продюсеры, дескать, пора бы уже закруглять фильм. Может конечно и шепчут, вот только он их не слушает, а просто занимается своим делом — творит.

Сюжет в фильме идет довольно медленно, однако Андерсон каким-то магическим способом не дает зрителю наскучить. Он специально подбирает только самые интересные и красивые ракурсы, от которых просто не хочется отворачиваться. Буквально от каждого кадра веет какой-то едва ощутимой атмосферой, атмосферой фильма. Видимо, это и есть магия кино.

Пол останавливает камеру и заостряет внимание зрителя только на тех моментах, на которые зрителю необходимо акцентировать свое внимание, дабы понять суть происходящего и полностью прочувствовать эту историю. К тому же Пол-сценарист (он же и режиссер) ловко уходит от всех штампов подобного кино, показывая необычные сюжетные повороты и совсем уж непредсказуемый финал. До конца фильма нам не расскажут кто такой этот таинственный Сидни. Да и в конце не особенно то расскажут. Но покажут, и внимательный зритель поймет.

Роковая восьмерка это первая полнометражная работа мастера драматического жанра Пола Томаса Андерсона, который вместе с замечательными актерами в лице Филлипа Бейкера Холла, Джона С. Рейли, Сэмуэля Джексона и Гвинет Пелтроу, снял по-настоящему интересную и непредсказуемую драму, которая будет очень интересная любителям этого жанра. Есть, конечно, и ляпы, затянутые эпизоды и даже не совсем нужные для сюжета эпизоды, но для дебютного фильма это вполне сойдет.

DavidHayter | 19 февраля 2009

Оказывается, в начале своей карьеры Пол-Томас Андерсон снимал вполне камерные вещи. С тремя актерами и минимумом декораций. Оторваться невозможно.

«Я сижу у ресторана, выпить поздно, сдохнуть рано». Примерно с таким настроением на ступеньках придорожного кафе сидит молодой человек с кудрявой головой по имени Джон (Джон С. Рейли). Он только что проигрался в казино до копейки, и теперь ему не на что хоронить мать. На жизнь тоже ничего не осталось. К горемыке не спеша подходит пожилой и респектабельный мистер (Филип Бейкер Холл), представляется Сидни и угощает кофе. Вначале Джон думает, что дедуле просто скучно, потом — что старец не совсем в своем уме. А после того, как Сидни предлагает подвезти Джона на машине и решить все его проблемы, молодой человек решает, что старик голубой.

«Роковая восьмерка» — это криминальная драма, в которой из кадра убран весь криминал, оставлены только его отголоски. То, что обычно бывает после ограблений, перестрелок и драк. А после них остаются мучительные воспоминания о роковом выстреле и желание исправить непоправимое. Максимум экшена — незнакомец в крови, прикованный наручниками к кровати где-то на заднем плане. Линейная сюжетная история выписана, словно картина Врубеля, широкими точными мазками. От нее отсечено все лишнее, наносное и не главное.

Герои тут не произносят длинных речей, исповедаться, они просто пару секунд молча смотрят в зеркало или курят ночью на автостоянке, и об их характере и прошлой жизни понимаешь все. Глядящий прямо в камеру Филип Бейкер Холл просвечивает тебя взглядом как рентгеновским лучом. Джон С. Рейли застенчиво улыбается и говорит банальные фразы. Гвинет Пэлтроу стандартно улыбается и нервно плачет. Но все вместе это дает такой потрясающий результат, что еще долго потом сидишь и смотришь на идущие титры.

Пола-Томаса Андерсона принято обвинять в этаком шарлатанстве. Берет простой сюжет и рассказывает его так, будто за традиционной повествовательной схемой у него спрятаны вторые и третьи планы и глубокие смыслы. На самом деле, никакой он, конечно, не шарлатан. Просто как любой талантливый художник он уважает зрительскую фантазию и предпочитает показать по-меньше, чтобы дать ей поработать. А все его скрытые смыслы видны как на ладони, что в дебютной «Роковой восьмерке», что в последней эпохальной «Нефти». Если уж награждать Пола-Томаса Андерсона эпитетом, то он, скорее, самоуверенный наглец! Мало того, что заставляет пару часов пялиться в экран, где по сути ничего не происходит, так еще на каждом шагу обманывает ожидания. «Ну вот щас Сидни предложит Джону помочь провернуть одно грязное дельце. Не зря ж он его взял под крыло „Ага, ну теперь-то уж точно эти молодые голубки разобьются насмерть на машине. Он заснет за рулем“». Но фильм отказывается идти на поводу у зрителя, потрясающе лавирует между штампами и нагло прет своей дорогой.

Никакого голливудского маркетинга и продюссеров с калькуляторами за спиной не чувствуется. Андерсон словно говорит: «Я хочу рассказать про это. У меня в кадре будет сидеть старик и долго курить. И мне плевать, что это не модно». Именно такое кино вызывает уважение, восхищение и громкие аплодисменты.

melene | 28 марта 2008

«Роковая восьмерка» Пола Томаса Андерсона, довольно специфическое фильм. На всём протяжении фильма, автор так и не показал двух параллельно развивающихся сюжетных линий, т. е. не начинал продолжение истории, пока не заканчивал рассказ предыдущей, организовал встречу нескольких разных, но очень корыстных людей, но самое крутое — завершил фильм совсем не там, куда принято ставить точки в подобно складывающихся историях. В общем, только за такую оригинальность он заслуживает приумножить вдвоё, количество наград, что имеет, а то и втроё.

Страшно подумать, но история в фильме начинается со сложной арифметической задачи, как выиграть немного деньжат в казино, не имея ни цента, при этом всё время проигрывая. Правда, когда дело касается пары тройки сотен долларов, старая как мир истина, что казино всегда в выигрыше не действует, казино готово проиграть такие не существенные средства, во благо голодных и бездомных, когда это требуется для продолжения сюжетной линии фильма.

Страшно представить, но история в фильме начинается с помощи ничем не примечательного старика (более известного по мелким ролям в больших фильмах вроде «Скалы», «Часа пик», «Брюса всемогущего») ничем не примечательному, но очень голодному, парню. Герой Филипа Бейкера Холла — Сидни — вообще на протяжении фильма создает образ помогающего всем окружающим человека, готового как кажется, без потайной цели накормить мальца, одолжить ему полторы сотни баксов, рассказать, как этот капитал утроить, да и проститутку, если что, может на путь истинный вывести. Такие персонажи в кино обычно являются в образе ангела-хранителя, не способных надеть на руки перчатки, дабы взять в них огнестрельное оружие.

Страшно поверить, но актёрский ансамбль у такого не очень известного фильма куда известнее. Помимо Бейкера Холла и Джона С. Рейли, чьи лица более знакомы, чем их сложные имена, Андерсон на второй план вытащил Самуэля Л. Джексона и Гвинет Пэлтроу, в те далекие времена ещё не уставших играть, и делающих это с некоторой охотой. Такому составу грех не привлекать внимание к фильму, а если зритель всё ещё сомневается, то там есть довольно неплохой эпизод, в котором творит и разбавляет серьезную, практически медитативную атмосферу фильма, сам Филип Сеймур Хоффман, пусть обычно немного и обделенный комедийным даром, во благо драматического.

Страшно вспомнить, но весь фильм Андерсон тасует эту колоду, предоставляя каждому из героев побыть в козырях, и бить битыми при прочих равных, но, как известно, козырная масть одна. Эмоции от фильма сплошь положительные, простой сюжет становления небольшого человека на небольшие высоты скрещенный с идеями искупления (кто там говорил о чертовской оригинальности «Искупления» Райта?) поражает зрителя, и как говорится в одной банальной фразе, не оставляется равнодушным.

«Роковая восьмерка» Пола Томаса Андерсона, довольно сильное кино. Несмотря на бросающуюся в глаза медлительность повествования, история обрывается на таком неожиданном месте, что (ещё одна банальность), убивает наповал, да и короткий хронометраж идёт только во благо ленте. Самое же главное от всей истории, это возможность увидеть, на что готовы люди ради исправления своих ошибок, и исполнения самых корыстных пожеланий. Только правда одна, на чьей стороне она окажется, или же окажется так, как принято в казино, у кого карта выше — тот и сильней, увидеть это не сложно, сложнее найти фильм.

VasekVVV | 22 марта 2008